head
2183026 810x458 75f08
Salı, 12 Kasım 2019

Вероника Демина познала все «радости» беременности: набрала 45 килограммов, пережила глубокую депрессию и дошла до полного неприятия себя, но после обратилась к специалистам и заново научилась жить счастливо


Каждый день, листая ленту в Instagram, можно увидеть десятки (если не сотни) "совершенных" женщин. Улыбчивых и гармоничных, любящих и любимых, с красивыми здоровыми детьми и идеальными телами, ничуть не изменившимися после беременностей.


Реальные девушки выдерживают такой натиск с трудом. Глядя на растяжки, исполосовавшие все тело после 9 месяцев «ожидания чуда»; на живот, напоминающий сдувшийся воздушный шар; и на грудь, больше не позволяющую носить вещи с декольте, они задаются вопросом: неужели с этим столкнулась только я?Ответ на этот вопрос — отрицательный: тысячи женщин по всему миру пережили или прямо сейчас переживают ровно то же самое.
Но отчего-то молчат — и оттого создается иллюзия всеобщего благополучия. Почему же почти никто не рассказывает в соцсетях горькую правду про «интересное положение», предпочитая выставлять напоказ лишь самые радостные его моменты?


Наша героиня Вероника Демина (@niki_not_alone) завела максимально честный аккаунт, в котором взяла за правило без прикрас описывать все, что происходило и происходит с ней и ее телом во время и после первой беременности. Bazaar.ru Вероника рассказала о глубокой депрессии, из-за которой она поправилась на 45 килограммов; о тяжелых последствиях родов и осознанном решении прибегнуть к помощи хирурга, чтобы вернуться

в прежнее тело.
Тяжелая беременность
Мне было сложно видеть фото и видео тех женщин, что всю беременность якобы ходят без отеков, находят время на макияж и походы в салоны красоты, проводят время с любимыми мужьями, а едва ли не на следующий день после родов хвастаются подтянутым прессом. Со мной все было не так.
С первых же недель беременности я очень изменилась: стала до ужаса сентиментальной, плакала над каждым бездомным котом, остро реагировала на всю несправедливость в мире и страдала от мысли, что моему ребенку в будущем придется столкнуться со всей той же болью, что я переживаю сейчас. Глубокие эмоциональные потрясения и переживания атаковали меня ежеминутно, но в кругу близких я не смогла найти понимания. Мне не хватало поддержки, я поняла, что не справляюсь с такой моральной нагрузкой. И тут на помощь пришла еда…


Я заедала стресс, не зная меры, вес стремительно рос, и вместе с ним росла моя эмоциональная нестабильность. Так я довела себя до депрессии. Самооценка была на нуле, я постоянно испытывала чувство вины перед всеми, перманентно была в ужасном настроении, плохо спала, не хотела ни с кем контактировать и ругала себя за неадекватное пристрастие к еде. Так за 9 месяцев я набрала 45 килограммов — при том, что мой нормальный вес до беременности был 47 килограммов при росте 160 сантиметров. Я стала ненавидеть свое тело и себя саму. Хотелось все бросить, сбежать ото всех и начать жизнь заново, но внутри меня уже росла дочка, и я всегда держала в голове мысль, что ответственность за ее благополучие лежит лишь на моих плечах.


Счастье материнства
Сразу после появления дочери весь мир перестал для меня существовать. Нас словно было лишь двое: я и она. Ее рождение пробудило внутри меня невероятно сильную любовь, а любовь рождает и уверенность в себе. Почти с первого дня после родов я обрела себя прежнюю — и даже стала сильнее. Вот только кое-что прежним уже не было — моя фигура.


Боясь лишний раз взглянуть на него, дома я старалась носить бесформенную одежду. Избегала встреч с зеркалами. Однако спустя неделю после родов все же решилась посмотреть проблеме "в лицо" — и после этого рыдала взахлеб. Меня накрыло чувство безысходности. Я увидела совершенно чужое тело: рыхлое, с рваной кожей, страшными отеками. Это был организм, отдавший все соки, все витамины, все самое ценное моему ребенку. А внутри этой обессиленной и безобразно огромной оболочки сидела совсем маленькая я — не понимающая, что делать, куда идти, как спасаться. Но при этом я точно знала, что не смогу смириться с новым ужасающим отражением.


Принятие нового тела
Еще на 8 месяце я впервые задумалась о пластике: понимала, что живот растянулся до такой степени, что вернуть его в прежний вид поможет только хирург. Тогда-то я узнала о такой операции, как абдоминопластика.
Конечно, речи о том, чтобы переложить всю ответственность за свою внешность на докторов, не было: вскоре после родов я всерьез взялась за себя, начала активно тренироваться, делала массажи, обертывания, регулярный контрастный душ. Прибегала и к космологическим приемам. Но, что самое важное, я начала заниматься и своим внутренним состоянием — обратилась за помощью к психологу. Общение со специалистом помогло мне осознать, что нельзя ненавидеть свое тело: напротив, после всего, что оно пережило, надо относится к нему с глубоким сожалением и искренней благодарностью. У меня это получилось: я сумела заново себя принять и полюбить. Но все равно остались серьезные проблемы, которые решить было можно лишь хирургическим путем.


Решение об операции
На память о 9 месяцах беременности мне остались не только глубокие растяжки и обвисшая кожа. Я также столкнулась с куда более критичными последствиями — и это пупочная грыжа вкупе с диастазом. Вместе два эти диагноза вызывают сильный дискомфорт в теле: постоянно "ноет" пупок, больно смеяться, чихать, носить ребенка на руках. А еще такая проблема чревата "выпадением" органов, ведь мышцы их совсем не фиксируют. Вдобавок ко всему, у меня развился птоз груди. Операция была просто необходима.


Приняв решение отправиться к хирургу еще во время беременности, я погрузилась в изучение профайлов всех известных докторов, специализирующихся на абдоминопластике и маммопластике. Узнала все о возможных последствиях после такого серьезного оперативного вмешательства. Были моменты, когда проскальзывала мысль отказаться от этой затеи — ведь в век повсеместной рекламы очень просто попасться в руки лже-специалиста. Неквалифицированные врачи, выдающие себя за профессионалов, могут не только испортить вам грудь или живот, но и нанести тяжкий вред здоровью с риском летального исхода.
Если бы мною двигала лишь цель визуально "улучшить" себя, я бы, возможно, могла изменить принятое решение из-за страха критических осложнений. Но боли в животе стали преследовать меня все чаще, я ощущала постоянный дискомфорт и понимала, что полноценно существовать с этими ощущениями уже просто не могу.


Выбор хирурга
На выбор хирурга ушло несколько лет. В этом нелегком процессе мне помогли онлайн-дневники девушек, сделавших аналогичные операции и рассказывавших о том, как проходит их восстановительный процесс. За пару лет я изучила профайлы около 500 девушек. Главный вывод, который я сделала: выбранный вами врач должен нести ответственность за ваше состояние и не бросать вас на произвол судьбы, если вдруг что-то пойдет не так.
Также у врача должна быть достойная команда, проверенный анестезиолог-реаниматолог. Еще важно удостовериться, что в клинике есть реанематологическое оборудование. И не менее важна ментальная связь между хирургом и пациентом: мой доктор внимательно слушал все мои пожелания, детально изучил мои добеременные фотографии, был невероятно чутким с момента первой консультации. Это очень о многом говорит. Без такого отношения не достичь идеального результата.


Операция
Подготовка к операции началась со сдачи огромного количества анализов. Необходимо полностью обследовать организм, чтобы наперед предугадать все возможные варианты развития событий. Моя операция была непростой: она длилась 5 часов, было произведено грыжесечение и ушивание диастола, а также подтяжка и увеличение молочных желез.
Как только я зашла в палату, со мной почти все время был персонал: они успокаивали меня, настраивали. Мне это очень помогло: я почти не чувствовала страха. Все пронеслось быстро: помню улыбку медсестры, провожающей меня на операционный стол — и вот уже я просыпаюсь в палате в перевязках.
От наркоза я отошла быстро, но все самое сложное ждало меня впереди. Ведь за плечами была большая операция, и теперь мой организм все свои силы бросил на восстановление.


Реабилитация
Первую неделю я ходила с дренажем — это сосуд, который был прикреплен к моей руке. К нему вела трубка, зашитая внутри живота: через нее лишняя жидкость и сукровица, скапливающиеся под кожей, выходили наружу. Такое приспособление просто необходимо при таком масштабе операции.
Швы снимают через 2 недели — и только тогда можно принять долгожданный душ. До этого мыться приходиться "урывками", а чтобы добиться чистых волос, необходимо звать на помощь подруг: самой голову помыть невозможно из-за запрета поднимать руки.


Также нельзя нагибаться, поднимать тяжести и — тем более — ребенка. Поэтому, если вы планируете подобную операцию, заранее позаботьтесь о том, чтобы с вами рядом всегда была подмога дома. В первое время вы не сможете себе приготовить даже чай: для меня даже кружка с водой была тяжелой. Но примерно через неделю я уже окончательно пришла в себя.
Как бы не было тяжело, когда я смотрю в зеркало, я радуюсь и не верю своим глазам. Я наконец испытываю большую и искреннюю любовь к себе. Интересное чувство: то ли я теперь новая, то ли я просто вернулась в свое прежнее добеременное тело.
Мне предстоит еще долгий период реабилитации, но уже сейчас я могу сказать, что ни на секунду не усомнилась в правильности принятого решения. И хочу сказать всем девушкам, кто оказался после беременности в той же ситуации, что и я: не бойтесь подобных вмешательств в свой организм и не думайте, что сможете все проблемы решить своими усилиями. Порой после родов действительно необходимо вмешательство пластического хирурга. Главное — со всей ответственностью подойти к выбору врача! 

Gazeteler

Designed by: Masoud